Сайт жителей города и района
Катайск - это мой город
Гость · Регистрация · Вход
ОБЪЯВЛЕНИЯ НА САЙТЕ:  

Катайский острог

Списки драгун острога

Наши фамилии

Хлебные ярмарки

Катайский ямщик

Наши храмы

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Катайск - это мой город




Радио онлайн

Главная » Статьи » История Катайска » Зауралье

Условия формирования военно-административной системы Южного Зауралья в XVII- первой половине XIX века .
Калмыки и Южное Зауралье

Калмыки - этнос, образовавшийся в условиях распада империи монголов, оказали значительное влияние на территории Южного Зауралья. В условиях постоянных междоусобных степных войн с казахами и восточными монголами часть калмыцких племён, потерпевших поражение на родине, вынуждена была искать новые кочевья в большом походе на Запад, затянувшимися на десятки лет, пока калмыки прочно не обосновались на Волге. По пути туда они пытались закрепиться и в степях к югу от Зауралья, пока их оттуда не вытеснили в 90-ее годы XVII века. Но на протяжении 20-80-ых годов XVII века именно калмыки являлись Южными соседями русских в Зауралье. В начале XVII века калмыки организовали серию ударов по кочевьям ногаев в Зауралье и Заволжье.(1) 1613 год является и годом конца ногайского влияния в Южном Зауралье. В 1610 году они совершили последний, зафиксированный в документах, крупный набег на русские ясачные волости Уфимского уезда по Миассу и Исети. В Тюмени об этом узнали от служивших людей конного казака Григория Пушникова "с товарищи", ездивших в Катайскую волость "для своей нужи". Возвращаясь назад, они остановились в Тулубаевых юртах Челзецкой волости на Бендяш озере, где узнали от татарина Бесоргена, что его брат Ендос с юртом и жена с детьми самого Бесоргена захвачены в плен. А теперь отряд ногаев продолжает двигаться, грабя и убивая ясачных людей по Исети в Тюменском направлении. 18 сентября 1610 года русские уже сообщили в Тюмени об угрозе волостям. Воевода Семён Волконский готовил ещё к отражению набега и послал отписки в соседние города.
После этого из документов исчезают на несколько лет сведения о вооружённых столкновениях в Южном Зауралье. Ногаи ушли, а калмыки не торопились занять все их кочевья. В 1613 году поход русских из Тюмени на калмыков заставил последних вести себя более миролюбиво. В 1615 году в Таре начались переговоры русских с послами самых крупных Калмыцких гостей Баатыра, Тургена и Урлюка. Итого их стало новое принятие подданства в 1616 году большинством калмыцких феодалов. Те, кто хотел воевать на востоке и юге с главными конкурентами монголами и казахами, старались избегать столкновений с русскими, обеспечивая свой тыл. Правда уже в это время пользуясь слабыми вертикальными связями внутри калмыцкого сообщества пытаются проводить свою самостоятельную политическую игру в направлении север, где объектом их притязаний были богатые охотничьи угодья и ясачные волости сибирских городов (особенно по Миассу, Тоболу и Исети) и запад, где давно уже манили привольные волжские степи.
Теперь они постарались вступить в союз с Кучумовичами. Алей признали главой клана, а Канай для этой цели не подходил, они слишком тесно связали свою судьбу с разгромленными врагами калмыков ногаями. Зато значение Ишима, чьим тестем являлся сам тайша Урлюк, сразу возросло. С 1616 года его называют царём Сибири. Хотя Алей и остался жив, но его имя исчезает из документов. Известно только, что в 1626 году он жил в Ярославле тоже с титулом Сибирского царя.(3) В 1600 году Ишим приезжал в Уфу, откуда был переправлен в Москву, но сейчас именно он с сыновьями и внуками стал главным противником русских в Сибири.
Калмыки в поисках безопасных кочевий отошли к степям по Ишиму и Тоболу. Тайши Далай, Чокур, Урлюк и Байбагиш отправили посольство в Уфу, прося разрешения кочевать вблизи русских городов и обмениваться товарами. Русские разрешили и это ещё раз позволило калмыкам перегруппировать силы. В 1622 году нападению подверглись самые слабые из врагов ногаи, вновь прогнанные с Яика. Однако, на востоке дела шли всё хуже. Алтын-царь разбивал по одному отряды Талая и Харахуллы, к началу 20 годов XVII века его отряды занимали бывшие кочевья калмыков по Иртышу и солёным озёрам. Крупные силы калмыков вынуждены были прийти в Южное Зауралье. Осенью 1620 года на Щучье озеро в 4 днях пути от Тюмени приехали Ишим и тайша Сайчак с 50 воинами. Об этом принесли весть в Тюмень тюменские служившие татары Аткузял Бякшиев и Бекмаметко Менков, зверовавшие на озере. Ограбя татар, Ишим отпустил их и далее назад к реке Камышлову, где собирались главные силы калмыков теснили войсками Алтын-хана.(4) В 1621 году по Тоболу кочевал тайша Зенгул, совершавший оттуда набег на восточные волости Уфимского уезда. Впрочем большинство тайм не хотели войны с русскими и старались решать конфликты с ясачными людьми мирным путём. Так, когда один башкир застрелил на охоте калмыцкого мальчика в урочище Хам-Карагай на верховьях Тобола, (видимо, тот заехал в чужую башкирскую охотничью вотчину) тайша Куралай ограничился выкупом за убитого, не желая начинать столкновения с башкирами и стоявшими за ними русскими.
Тюменский ясачный татарин Мегеделейко Радчеев с группой татар (3 человека) был в декабре 1622 года на зверовье на Среднем Утяке (4 дня от Тюмени). Там они встретили 50 воинов малого тайши Талая. Татары пробовали бежать, старший у них даже подстрелил у одного из калмыков лошадь. Но, окружённые 20 калмыками, сдались в плен. Талай даже не ограбил зверовщиков, лишь взял лошадь и платье у М. Радчеева за калмыцкую, дав ему жеребёнка. Он просил их передать в Тюмень, чтобы от туда было прислано посольство к старшему над Талаем тайше Урлюку. М. Радчеев также сообщил, что в 7 днях от Тюмени в Хам-Карагае ночует царь Ишим. Проезжал станица из тюменских служащих людей и татар, также возвращаясь из мест по Тоболу, куда её периодически посылали, сообщила, что в 6 днях от Тюмени за Чекулем и по Ику видели множество следов калмыков, а потом и их самих, разъезжавших группами по 20-30 человек. 9 декабря 1622 года вернулась проезжая станица Ивана Савина, посланная в разведку по Ишиму. Они, не доезжая "за днище" до Ишима, видели множество дорог калмыков в 7 днях от Тюмени на Медвежьем озере, где наблюдали перемещение вооружённых групп калмыков по 30-40 человек.(5) Из Тюмени эти известия сразу были отосланы в Тобольск, откуда воевода Юрий Сулешов потребовал усиления мест безопасности в самой Тюмени и ведения глубокой разведки проезжими станицами с целью предотвращения прихода калмыков под другие Сибирские города.
Малый тайша Уруслан, кочевавший с 20 воинами в Илет Карагае (Илецком бору), наехал на зверовавшего там татарина Тохлубайко Катайской волости Уфимского уезда и взял его с себе в стан, сказав, что ниже тайши кочуют по Тоболу, потребовал платить ясак ему со всей Катайской волости. На это татарин ответил, что они давно платят ясак царю. Тогда Уруслан-тайша попытался обосновать своё право на ясак фактом платы ранее ясака татарами Катайской волости ногаям. А так как калмыки, разгромив ногаев, ощущали себя их правопреемниками в Зауралье, то считал законным требованием плату ясака.В январе 1623 года к Тохлубайко, вернувшегося со зверовья, приехали представители татар Катайской волости и сырян из Верхотурского уезда. Было принято решение ясак калмыкам и Ишиму, грозившему нападением, не давать. Об этом они сообщили в Уфу, а сами, собравшись, откочевали к Уральским горам. Так неудачей закончилась попытка одного из малых тайш обложить налогом ясачных татар. Большие тайши не поддерживали этих начинаний, но и не всегда могли и желали их остановить.
Русская администрация попыталась мирным путём урегулировать конфликтные ситуации, возникшие между калмыками и ясачными татарами в Южном Зауралье. В феврале 1623 года на верховье Тобола было послано посольство сына боярского Дмитрия Черкасова из Тобольска. Они надеялись встретить тайшу Талая на Верхнем Утяке, но его там уже не было. Они спустились по Тоболу до устья Абуги, а затем дошли до её верховий, где встретили только меньших тайш Бобугу, Кузенека и Канасара. Послы попробовали договариваться с ними, потребовав прекращения походов в русские пределы и обид зверовщикам, а также принятия русского подданства.(6) Тайши после этих слов едва не убили русских, которых спас приехавший тайша Зенгул, напомнивший другим князьям слова Баатыря, не чинить обид русским : "И без того у калмыков достаточно дела с монголами, бухарцами и ногайскими татарами". 2 апреля послы вернулись в Тюмень. На несколько лет приграничные конфликты в Южном Зауралье прекратились. Большие тайши Баатырь, Урлюк, Чокур с Ишимом собирали силы на реке Ишим летом 1623 года для продолжения степной войны. Вскоре развернулись боевые действия. На востоке и западе калмыков сильно потрепали монголы и ногаи, однако, на юге им удалось добиться крупных успехов. Отряды калмыков проникли глубоко в казахские улусы, откуда вывели множество туркменских рабов (их в 1624 году Баатырь обменивал в Тюмени на калмыцких пленных). Калмыки посылали в этот период много посольств в Сибирские города и ясачные татары могли безбоязненно охотиться во всём Зауралье. Следующий этап ухудшения русско-калмыцких отношений был связан с проблемами внутренних этих этносов.
В 1625 году междоусобные столкновения переросли в военную борьбу между Харакуллой и группой Чокура, Далая, Батура и Урлюка. С.К. Богоявленский, основываясь на неясных текстах источников, предполагает, что победила группа Чокура и Урлюка, а потом уже начались разборки между ними, в результате которых последний был разбит и удалился на запад.(7) В 1628 году Урлюк прикочевал в степи по Тоболу, Яику и Эмбе подчинив часть ногаев. Чокур также бежал от самого сильного теперь тайша Далая с кочевий между Иртышом и Ишимом на Тобол.(8) Об этом в Тюмени узнали в октябре 1628 года от служивого татарина Бекмаметки Изюгилдеева и "захребетных гонебных" Мурчака Гендинова и Таалмыша Елмаметьева, которые зверовали по Тоболу. Здесь их и поймал отряд в 400 воинов тайши Чокура, отобрал бобров, лисицу, выдр, орловое перо, платье и все, задержали 4 зверовщика Канюгилдея Бекмаметова, долго возили остальных троих, еле отпустили, спросив между прочим, какие лучшие места для кочевания имеются "в государевой вотчине - в Южном Зауралье". Зверовщики скоро добрались в Тюмень, а Чокур остался на Чёрной речке всего в 5 днях пути от города в декабре 1628 года. Воевода Тюмени Пётр Пушкин отправил в Южное Зауралье отряд служивых людей, а татар для сгона калмыков из русских владений. Под их давлением калмыки отошли в "прежнее кочевье".(9)В ноябре 1631 года уже внуки Кучума Аблайгирим (сын Ишима) и Девлетгирей (сын Чувака) разграбили Тарский уезд, Ишим, Иртыш и Вагай. С ними воевали 150 калмыков тайши Далая. Русские отряды из Тары и Тобольска настигли Кучумовичей на Ишиме в лесу Кош Карагай, где они ловили охотившихся ясачных татар. Грабители были полностью разбиты. Однако, русские, несмотря на то, что в открытых сражениях, как правило, одерживали победы не могли обеспечить безопасность своим подданным татарам в Южном Зауралье. В 1631 году несколько групп татар обратились с жалобами на грабёж во время охоты тюменскому воеводе Семёну Жеребцову. В частности Батрилгилдейко Бекбаев "с товарищи" были ограблены на зверовье по Ишиму, Гилдейко Алибаев "с товарищи" Кучук Бакаев и Володька Ахкозин привезли подобранного ими в степи татарина Терсяцкой волости Кутлушка Колованова, ограбленного вместе с татарами Тарханской волости. Татарин Терсяцкой волости Янгозка Абанаев сообщил, что на Тоболе в 8 днях от Тюмени по обе стороны реки кочуют калмыки и не дают охотиться в своих "вотчинах по речкам, и по озёрам" и на "степи" не дают. Татары Терсяцкой волости жаловались, что калмыки подошли уже на 6 дней к Тюмени, отняли оброчные речки Кадамыш да Ердамыш да Лабугу и иные вотчиные речки и озера, где они добывали бобров, белку, лисицу, куницу в "государев ясак".(10) Кроме этого, начали пропадать и сами зверовщики. Так, группа из 6 татар Алията Отмышева была вынуждена скрываться в лесах от отрядов калмыков, ищущих добычу. Уехал и 3 месяца не возвращался татарин Пышминской волости Акочкар Атманаев с товарищами со Среднего Утяка.
Тюменский воевода Семён Жеребцов питал в Тобольск князю Фёдору Телятевскому, что к нему постоянно приходят в съезжую избу татары и "бьют челом государю", чтобы были посланы против калмыков ратные люди, чтобы с "государевы земли, а с их вотчин" и угодий отогнать калмыков. Воевода послал в Южное Зауралье 7 служилых людей (4 конных казака и 3 татарина) разведать обстановку. Станичники переехав в 7 днях от Тюмени между Сасыкулем и Медвежьим озером след калмыков ехать дальше "не смели". Ещё недавно русские ехали по Зауралью свободно. Всё это очень плохо отразилось на поступлении ясака. Если обычно татары приносили его в день Богоявления, то в 1632 году до 9 января ещё ни одного не было. Татары говорили, что им неоткуда взять ясак, если калмыки не будут отогнаны. Сами калмыки обосновали свои нападения тем, что русские после их ослабления указали 30 октября 1623 года запретил пропускать их посольства в Москву, велев давать ответ на местах.(12)
Воевода С. Жеребцов послал в 1632 году посольство Семёна Поскочина в южные степи "в калмыцкие кочевья" с требованием очистить "зверовые и всякие промыслы" ясачных людей. Русские попали к тайше Урлюку, который заявил, что своим людям он грабить русские владения давно запретил, а грабят по Тоболу люди тайша Талая - главного врага Урлюка. Урлюк даже сообщил о желании группы тайшей во главе с Талаем напасть на Сибирские города. Это, видимо, соответствовало правде. Урлюк готовился к захвату Ногайский и Кабардинских степей, где он должен был неминуемо столкнуться с Россией. Поэтому обострять раньше времени отношения с русскими он не хотел. В Южном Зауралье обстановка продолжала оставаться сложной. 20 ноября 1632 года в Тюмень прибежал служилый татарин И. Ахкузин. На устье Исети он встретил тюменского татарина Я. Олякшеева, просившего скорее сообщить в город, что отряд в 30 человек разграбил Алибаевы юрты, захватив в плен его самого с женой и детьми. Вскоре из показаний других, бежавших в Тюмень татар, поступили сведения о силе и составе отряда - 30 калмыков и изменников татар во главе с сыном Ишима Аблаем. Они прошли по Тоболу и Исети, грабя ясачных людей, забирая их в плен.(13) Бывшие в это время в гостях у Аблая несколько казанских татар хотели защищаться, но Аблая обещал не трогать их и сдержал обещания. С многим имуществом и пленными они ушли в степь, отпустив с верховий Тобола старших татар, оставил их детей у себя. Уходя, Аблай обещал, что скоро прийдёт в больших силах с 1000 калмыками воевать Тюменский уезд. В ответ с Тюмени предприняли поход на ближние калмыцкие кочевья. Отряд из "литвы", конных казаков и служилых татар под началом головы служилых татар Ильи Бакшеева и атамана казаков Ивана Воинова настиг калмыков в Тобольских вершинах за день пути до устья Уя около леса Кам Карагай. Грабители были разбиты, но это не гарантировало защиту ясачных татар от следующего набега. Сами калмыки говорили "Тюмень до от иных городов удалена, а люди де на Тюмени живут в уезде от города в одале, покаместа де русские люди збираются мы де хлеб потопчем и деревни позжём".(14) Таким образом, именно слабость русской обороны Южного Зауралья и привлекала калмыцкие отряды. А русские не могли эффективно противодействовать даже небольшим отрядам кочевников, в условиях мира с большими тайшами. Одной из главных проблем являлась большая удалённость центра Тюменского уезда от его периферии - вотчин ясачных людей, в силу чего трудно становилось использовать в полной мере даже наличные воинские ресурсы. Понимая это, русская администрация выдвигает на юг цепь укреплений. На рубеже 20-30 годов создаются остроги Каурдацкий, Тебендинский, Ишимский, Вагайский и Тарханский, где служат ежегодно сменяемые тобольские служилые люди. В других местах создаётся ряд одно и двуворных застав по Ирюму, Мостовке, у Белого озера, чаще выдвигаются проезжие станицы в степь. Однако, этого было явно недостаточно. Острога не приносила значительную часть ясачных вотчин, а застава и станицы не могли вступать в борьбу с крупными силами кочевников, выполняя чаще оповещательную функцию.
В мае 1633 года Катайская волость по Исети вновь подверглась разграблению, женщин и детей увели в плен. Так как она принадлежала Уфимскому уезду, то именно из Уфы летом 1633 года послали крупный отряд Ивана Чернинова с 1380 русских и татар, который был должен разгромить Кучумовичей Аблая и его братьев. Но те давно уже откочевали в степи и их найти не удалось. Зато Чернинов встретил 2 тайш Тепшегена и Иркитета, которых разбил и отобрал их имущество. Причём, неясно, насколько были ответственны эти князья за разбой группы калмыков и татар Аблая. По крайней мере видно силы разбойников ничуть не пострадали. В октябре 1633 года на Исеть пришёл Девлетгирей с 60 воинами, разорив Катайскую волость и соседнюю деревню Баишевы юрты Тюменского уезда. Уходя он пообещал вскоре вернуться с Аблаем и калмыками для крупного набега. Тюменский воевода Иван Милюков, узнав об этом, послал на Исеть проезжую станицу из 10 русских и татар на разведку. П. Угрюмов "с товарищи" видели у озера Аксагула 22 разгромленные юрты. В данный период в борьбу против русских в Сибири включились крупные силы калмыков, а не только мелкие тайши.(16)
Кучумовичи с калмыками напали 11 ноября 1634 года на Тюмень, перебив и взяв в плен множество людей. Русская погоня из 300 человек была отбита с крупными потерями (50 воинов). Калмыки скрылись. Из Тюмени отправили станицу на Исеть, но их там не оказалось. Скоро выяснилось, что калмыки ушли за Ишим, оставив небольшую заставу по верховьям Суери следить за передвижениями русских. Об этом русским сказали ясачные татары Кинской волости бывшие не зверовье в Суерских вершинах. Калмыки оказались людьми тайши Талая.
В следующем 1635 году ранней весной Аблай опять пришёл на Исеть. Он увёл с собой в степь 24 семьи уфимских ясачных татар и 2 тюменских. С Аблаем было всего 40 всадников, но он обещал прийти ещё в большей силе. 17 июня 1635 года калмыки с Кучумовичами разграбили деревни Верхне-Ницинской и Чубаровской слобод.(17) В июле и августе русские ответили глубоким поиском в степи, предпринятом одновременно из 3 городов Тобольска, Тюмени и Туры. Отряды соединились у Ишима и разгромили несколько кочевий тайши Талая, однако, главные силы калмыков и Кучумовичи ускользнули. Удачей окончился лишь поход 1636 Фёдор Коловского из Уфы. 135 русских и 350 башкир разгромили стан Аблая, взяли его с братом Тевкой и союзными калмыками в плен. Вскоре калмыки опять начали воевать с монголами, в связи с чем вынуждены были прекратить на время поддержку Кучумовичей и грабёж русских слобод. В 1638 году на Ишиме, ближайших к Южному Зауралью кочевых остались только старики и дети - остальные ушли воевать. С. Девлетгиреем - главой Кучумовичей после захвата Аблаев осталось всего 110 воинов - большей частью бежавших татар, "которые, вследствие тяжёлых вин, покинули свои юрты и были ненавистны даже своим".(18)
Русские воеводы разрабатывали планы пленения Девлетгирея, а он, лишённый поддержки, стал просить мира, обещая принять русское подданство. Однако, хотя крупные набеги и прекратились, мелкие калмыцкие отряды всё также проникали на территорию Южного Зауралья. Так, летом 1638 года ясачные татары принесли в Тюмень известия о передвижении калмыков в районе Исетского озера и с самой Исети. Татары Катайской волости видели калмыков на зверовье по Тоболу на Абуге и Тогузаке. Татары Айской и Катайской волостей решили сами отомстить калмыкам. Их отряд в 80 человек нашёл последних на Уе в 8 днях от Тюмени. Татары, побоявшись вступать в бой с превосходящими их силами отогнали у них лошадей. Часть калмыков бросилась в погоню, но по пути была перебита татарами. Татары сообщили русским об этом нападении, а также о том, что в Южном Зауралье в 7 днях от Тюмени в Тергеч бору калмыки поставили 7 изб, где, видимо, собирались зимовать. 1639 год был мирным, русские обменивались посольствами с калмыками, сдерживающими Кучумовичей. Зато уже в мае 1640 года ограбленные Тобольские татары, прибежав с верховий Ишима, где охотились, сказали о готовности Девлетгирея к новому походу в русское Зауралье. Нападение на Тарханский острог произошло только в октябре. Девлетгирей с 100 воинами разграбил татарские юрты по Исети, но взять сам острог, где защищались 40 "годовальщиков" из Тюмени, не смог. Большие тайши не поддержали его, как это было в 1634 году, поэтому на этот раз пришлось ограничится грабежом ясачных окраин.
Ответный поход 1641 года Ильи Бакшеева всего с 272 русских и татар увенчался полным успехом. Отряд внезапно напал на кочевья Девлетгирея, так, что большинство грабителей было перебито сразу или взято в плен. Девлетгирею удалось бежать, но в плен попали племянник и племянница могущественного тайши Урлюка, воинские ресурсы которого оценивались в 10 - 12 тыс. человек. В это время как раз умер его главный враг на востоке калмыцких кочевий тайша Талай и Урлюк стал самым сильным князем в степях по Тоболу, Ишиму и Яику. Его подданство признавали владельцы 40 тысяч калмыцких кибиток. До этого Урлюк с русскими в Сибири старался не враждовать, но теперь вынужден был вмешаться в конфликт. Отряд Данилы Аршинского из Тюмени искал в степи в августе 1641 года остатки банд Девлетгирея, но неожиданно встретил 700 калмыков тайши Урлюка. После короткой стычки русские рассеялись во все стороны. Данила Аршинский с 13 человек удалось добраться до Тарханского острога. К большой войне в степи с основными силами калмыков русские были не готовы. В 1642 году Урлюк кочевал по Тоболу в 2 неделях от Тюмени, сюда вскоре приехали его сыновья и ещё 5 тайшей с улученными калмыками ясачные татары наблюдали передвижение калмыков по Елуртле. На Тобол тайша пришёл из степи Девлетгирей. Он требовал от них организации крупного похода на Тару и Тюмень для полного свержения власти России в данном районе, говоря то, что в русских владениях люди живут беззаботно, воевать легко. Русские укрепляли города и остроги во всём Зауралье. Ожидали настоящей войны, а не мелких стычек, бывших до сих пор. Но тайши отказали Девлетгирею, у них были совсем другие планы полного завоевания земель по Волге и Кабарде. Даже Девлетгирей, лишённый помощи калмыков поймав в ноябре 1645 года на верховьях Тобола на нижней Алабуге группу из 4 служилых татар из Тюмени на зверовье, отдал им их вещи и отпустил к русским с просьбой о мире. С Девлетгиреем было всего 40 человек. С Тюмени 12 ноября послали проведать в Южное Зауралье на Тобол и Нижнюю Алабугу проезжую станицу сына боярского Карпа Чеглокова с конными казаками, стрельцами и юртовскими татарами посмотреть ушёл или нет Кучумович из государевой вотчины, предписывая "ехать... с великим бережением, укрываючи крепкими местами, чтоб царевичевы и калмыцкие или иные какие волинские люди безвестно на них не напали и дурна какова не учиняли".(20)
В декабре на русские волости в 1647 года небольшая группа людей Кучумовичей опять ловила в Южном Зауралье зверовщиков. На Суерских вершинах они ограбили несколько Тюменских служилых татар, похваляясь, что за ними стоят крупные силы калмыков. Посланная сразу же после этого известия станица Тюменского сына боярского Григория Шикунова из 20 человек обнаружила только следы изменников. В то же время тюменские ясачные татары видели группу калмыков в 300 человек на Исети, едущих с разграбления башкирских волостей. Русские послали из Тюмени крупный отряд, отогнавший калмыков в степь.(21) Они бежали в кочевья Тайчина, который узнав, что их ищет крупный русский отряд, отправил в Тюмень с просьбой принять его обратно в русское подданство и разрешить кочевать на старых местах.
Весной 1648 года Бугай и Кучук нашли на пограничные уфимские волости Зауралья. Тюменские бухарцы узнали в Катайской волости, что те увели 20 человек ясачных татар. Сам Девлетгирей ездил на охоту, и, встретив ясачных татар, жаловался им на племянников, что те воют против его воли и предупредил даже об их желании идти на государевы города. В 1648 году по Тоболу в 10 днях от Тюмени кочевали Кулдек, Ирдень, Бакшан и Девлетгирей. Беглый казанский татарин сообщил в Тюмени, что у Ирденя был план напасть на государевы города. Весной 1648 года он предложил это Девлетгирею, но тот отказался, сказав, что теперь его жалует государь, и он под города воевать не пойдёт.(22) Конец спорам положила новая война с Баатыром, заставившая на время забыть о походах за добычей под русские города, хоть мелкие отряды заходили иногда в Южное Зауралье. Так, в марте 1649 года на речку Барнёвку (приток Исети) проникла из степи группа калмыков со 100 лошадьми, грабя небольшие группы охотников. Что представляет здесь особый интерес - пострадавшие от нападения сплошь русские. 11 марта группа Ивана Шипицина из Ирбитской слободы ловила рыбу. Одного из рыбаков Федьку окружили 5 человек "он де языка их какие они люди не знает", правда, одежду определили как калмыцкую. Его связали и поехали искать товарища Исака Чакурина. Федьке удалось бежать, до вечера он отсидел в лесу, а к ночи добрался до стана, где сообщил остальным товарищам, которые срочно перешли в лес. А Фёдор был послан в Ирбитскую слободу с известием. Подобные происшествия произошли и с промысловыми группами из Нижне-Ницинской и Киргинской слобод. Григорий Фёдоров "с товарищи" 4 человека и Пронька Васильев "с товарищи" 4 человека на устье Барнёвки были ограблены 30 калмыками, уведшими 2 киргинских крестьян. Тюменский воевода послал проведать в поле станицу сына боярского Илью Бакшеева из 10 конных стрельцов и служилых татар 18 марта 1649 года. Илья Бакшеев калмыков уже не застал, но по следам установил, что они пришли с верховий Исети и ушли той же дорогой.(23)
8 сентября 1651 года отряд Кучумовичей разорил Далматову пустынь на Исети, перебив и взяв в плен 5 старцев и "человек с полшестьдесят" - крестьян и служилых, ограбив и юрты ясачных татар Зауралья.(24) К середине XVII века калмыки продолжали зверовать в районе рек Тобола, Ишима и Исети по местам, где "преж сего ясачные люди зверовали и ясак добывали, не боясь ничего бесстрашно".(25) Таким образом, мы ясно видим стеснение угодий ясачных людей Южного Зауралья на север, откуда уже шел поток русской колонизации. Калмыки, стеснением ясачных людей, поддержкой Кучумовичей создали условия, обострившие отношения русских и аборигенов Южного Зауралья.
После создания систем укреплений по Исети и строительства слобод по Тоболу и Миассу русско-калмыцкие столкновения в Южном Зауралье отходили все больше на второй план. Большое влияние на данный регион оказал центральная линия Московского правительства начала 60-х годов XVII века на союз с калмыками для борьбы с ногаями в Поволжье. Под влиянием этого сглаживались и русско-калмыцкие отношения в Зауралье. Во второй половине XVII века часть калмыков кочевала от пределов Бухары летом до Сибирской границы (в т.ч. и Южного Зауралья) "ради изобилия там топлива" (26), стараясь соблюдать в целом мирные отношения с местным населением, что и позволило положить основание русской колонизации.

Категория: Зауралье | Добавил: Абориген (11.09.2009)
Просмотров: 1343 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Игры и танцы
с.Ушаковское XIXв.

"Капустнички"

Перепись 1666 год

Заводской гудок

Сержант Лопатин

Академический хор

Катайские строители

Архив газеты "Знамя"

ДК с.Петропавловское

Районная библиотека

Ильинский хор

Ансамбль "Беседа"

Статьи
[От острога, до революции]
Круговые игры и песни, записанные А.Я. Ко́косовым в селе Ушаковском (2)
[От острога, до революции]
Незаконнорожденные дети и отношение к ним русских крестьян (0)
[От острога, до революции]
Служилые люди Катайского острога по Переписной книге Верхотурского уезда 1666г. (0)
[Советский период]
Заводской гудок (1)
[Герои-катайцы]
Дорога сержанта Лопатина (3)

Наша память

Медалисты

ВИА

Народный театр

Рейтинг@Mail.ru
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт "Катайск - это мой город" обязательна
Copyright kataisk-zayral.ucoz.ru © 2020      Создать бесплатный сайт с uCoz   
Вверх страницы

Вниз страницы