Сайт жителей города и района
Катайск - это мой город
Гость · Регистрация · Вход
ОБЪЯВЛЕНИЯ НА САЙТЕ:  
  • Страница 6 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • »
Форум » Беседка » Посиделки » Истории из жизни (Вот как бывает)
Истории из жизни
Галченок Воскресенье, 13.08.2017, 14:19 | Сообщение № 51
Коренной житель
Группа: Общительные
Сообщений: 1171
Статус:
Интересно написано. Мне кажется, что Валентину надо было отпустить орла, освободив его от сети. Зачем он его 2 месяца в тесной клетке держал, мучал гордую птицу? Не знаю, что было бы, если бы мэр не уговорил выпустить орла на волю?! Орлы должны летать, а не в клетках сидеть! А мэрам не на чудо надо рассчитывать, а реально честно работать доя людей, которые их избирают.

Светя другим, сгораю сам
 
Абориген Воскресенье, 27.08.2017, 21:58 | Сообщение № 52
Старейший
Группа: Администратор
Сообщений: 15830
Статус:
Перепутанные дети.
Сколько миллионов смогут исправить ошибку акушерки

Моральный ущерб, причиненный ей тем, что она всю жизнь воспитывала чужую дочь, жительница Челябинска оценила в 10 млн рублей, сообщает Настоящее Время.

Свою родную дочь Зоя Туганова не видела 30 лет – с момента ее рождения. Все эти годы жительница Челябинска воспитывала чужого ребенка. Женщина уверяет, в 1987 году детей перепутали в роддоме. У девушки, которая рожала в соседней палате, была похожая фамилия.

«Тулегенова. У меня – Туганова, а у той женщины – Тулегенова. Я заглянула, спрашиваю: «Тебе ребенка приносили?», а она говорит: «Нет, сказали, что через двое суток», – рассказывает Зоя Туганова. – Мой ребенок еще двое суток под пипеткой был. Мой ребенок остался с ней, а я забрала ее ребенка. Недоношенного, с пороком сердца».

Сегодня женщина признается: неладное она заподозрила сразу же. Малышка была темненькая и совсем не походила ни на мать, ни на отца. Однако акушеры ко всем вопросам остались глухи.

«Будешь кричать – к психиатру пошлем тебя, и все», – вспоминает она слова медперсонала.

Все 30 лет женщина, по ее словам, знала, что воспитывает чужую дочь. Успокаивала лишь мысль, что с ее родным ребенком обращались хорошо. На деле оказалось совсем иначе. В другой семье девочку не признали. Отец начал выпивать, из ревности убил человека, заподозрив в нем настоящего отца, и оказался в тюрьме. В 13 лет Люция попала в детский дом и к 30 годам даже не получила образования. История вскрылась, когда неродная дочь Зои Тугановой, Екатерина, сделала ДНК-тест. Когда женщина узнала, как сложилась жизнь ее родного ребенка, она не раздумывая подала в суд.

У 30-летней Люции сегодня своя семья. Трое детей и ветхий дом, на который после смерти родителей претендуют несколько родственников. Детство было тяжелым. По словам девушки, настоящие проблемы начались, когда отца посадили за убийство. Мать стала спиваться. В семье в это время подрастали четверо детей.

«С деньгами напряг был, ее уволили с работы, – вспоминает Люция. – Продуктов все меньше и меньше. Приходилось по соседям, по родственникам ходить просить».

Сегодня выпускница детского дома очень рада, что нашла родную мать. Сама Зоя Туганова наказания для акушеров за их ошибку 30-летней давности не требует. Просит лишь денег, чтобы помочь своей вновь обретенной дочери.

«Квартиру! Моей дочери, вот здесь. Это будет моральное удовлетворение. Это три миллиона, и все», – говорит Туганова.

В суде в качестве возмещения моральных страданий и подорванного здоровья пенсионерка потребовала 10 миллионов рублей. Ответчиками определили областной перинатальный центр, региональный Минздрав и областное правительство. Защита заявила, что перинатальный центр не является преемником Областной акушерской гинекологии и за ошибки прошлых сотрудников нынешнее руководство отвечать не должно. В итоге суд удовлетворил иск частично.

«Взыскать с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации, за счет казны Российской Федерации компенсацию морального вреда в размере один миллион рублей», – гласил приговор.

Такое решение суда пенсионерка собирается обжаловать. А если потребуется, готова обратиться к президенту. Теперь осталось сдружить между собой двух дочерей. По словам Зои Тугановой, на это ей потребуется еще лет пять.



Источник


Делай что дОлжно и будь что будет //
 
Абориген Суббота, 22.09.2018, 14:20 | Сообщение № 53
Старейший
Группа: Администратор
Сообщений: 15830
Статус:
Поздняя любовь

АВТОР


Юнис Теймурханлы
отельер, владелец и генеральный менеджер гостиницы «Гельвеция»

«Я вас узнала — регулярно читаю ваши блоги»,— с улыбкой заявила мне на заезде гостья отеля «Гельвеция». «Слежу за вами в Инстаграме, купила вторую книгу. И вот наконец приехала в ваш отель».

Признаюсь, я довольно часто слышу эти приятные слова. И всегда с радостью на них откликаюсь — приглашаю гостей в ресторан на чашку чая или кофе. И с удовольствием слушаю.

«У меня, кстати, есть история для ваших блогов»,— вдруг предложила гостья. «И я бы с удовольствием вам ее рассказала».

К слову, любой отель — прекрасное место для наблюдения, встреч и знакомств с интересными людьми. А многие отельеры — прирожденные коммуникаторы, умеющие слушать и слышать людей, знакомить их друг с другом. И быть многим полезными.

Я пригласил гостью на следующий день на чашку кофе в ресторан. Ее история показалась мне весьма жизненной и актуальной. А сама дама — вполне интересным собеседником.

«Я все детство пыталась понять, кто из моих родителей виноват в их неудачном браке?»,— начала свой откровенный рассказ гостья. «Много раз слышала от мамы историю их первой встречи. Но так и не разобралась, что заставило этих разных людей жить вместе, создать семью. То ли желание отца вырваться из деревни и переехать в город, то ли мечта матери поскорее покинуть отцовский дом, где царило неблагополучие и всем «рулила» мачеха»,— продолжала гостья.

Вскоре у молодоженов родилась дочь — моя собеседница. А через несколько лет — и ее брат. Родители продолжали жить в недоверии, подозрениях, постоянных скандалах и ссорах. Глава семейства пил и погуливал. А жена регулярно устраивала разборки, пытаясь вывести его на «чистую воду», переживала, плакала по ночам. И вскоре превратилась в вечно раздраженную и замученную жизнью женщину.

«Время шло. Я выросла, вышла замуж, родила сына»,— продолжала гостья «Но через пару лет мы развелись. Как принято говорить — не сошлись характерами. Я осталась одна с ребенком на руках. А мама всё продолжала «воспитывать» и воевать с отцом»

Вскоре повзрослел младший сын, покинул родительский дом, оставив родителей наедине друг с другом.
И все разом закончилось.

Супруги развелись. Отец нашел другую женщину. А мать осталась одна. «И переключилась на меня»,— голос собеседницы чуть дрогнул. «Мне приходилась несколько раз в день выслушивать маму по телефону — про ее бесконечные проблемы в жизни, болезни, несправедливость, предательство, претензии ко всем вокруг — к брату, друзьям, коллегам и даже соседям. Весь мир был выкрашен одним цветом — черным. Мама превращала нашу жизнь в невыносимое существование».

Так продолжалось почти два года. Но со временем мать взяла себя в руки, успокоилась, перестала часто звонить. И дочь наконец вздохнула с облегчением, переключившись на собственную жизнь.

«Завертевшись в делах, я однажды со страхом обнаружила, что не слышала маму почти десять дней», — продолжала моя собеседница. «Я кинулась ей звонить, но телефон не отвечал. Помчалась к ней, но дверь была заперта. И дома — никого. Я не на шутку испугалась».

Дочь успокоили коллеги матери по работе. Они сообщили девушке, что с женщиной все в порядке. Но и они не знали, что с ней происходит после работы.

«Наконец мама нашлась»,— искра мелькнула в глазах гостьи «Она позвонила мне через пару дней. Ее голос впервые в жизни звучал по другому — бодрый, веселый и непривычно счастливый, как у девчонки. С каким-то явным смущением мама принялась оправдываться, рассказывая мне про визит к дальней родственнице, которую я никогда не видела».

Дочь искренне радовалась переменам в настроении матери. Ей была абсолютно безразлична истинная причина. Ведь главное, женщина была довольной и счастливой.

Прошло три месяца. Дочь почти не видела мать, редко слышала ее по телефону.

Однажды моей собеседнице потребовался небольшой ремонт по дому. «И мама, к моему большому удивлению, предложила помощь незнакомого мне мужчины»,— вспоминала гостья. «Мне вмиг все стало ясно. У мамы появился любимый человек. А с ним — и смысл жизни. Она наконец нашла свое женское счастье — встретила свою позднюю любовь»

Но женщина скрывала свои отношения от сына. «Он — всегда на стороне отца. И никогда не примет моей новой жизни. Зачем ему знать?»,— переживала мать, несмотря на то, что ее бывший муж давно жил с другой женщиной.

Прошло пятнадцать лет. Счастливых лет. Первые пять из них пара жила неразлучно. «Но женское счастье бесконечно только в сказке»,— с грустью заметила гостья. «Однажды оно уходит. Навсегда».

У гражданского мужа после смерти жены осталась единственная дочь. Девушка много лет была одинока. Но наконец завела роман. И вскоре родила счастливому отцу внука. Молодая мать жила с ребенка, в пригороде, в доме без удобств. И сильно нуждалась.

Как настоящий любящий отец, мужчина принял единственное приемлемое для себя решение — продать небольшую квартиру, где он жил со своей гражданской женой, чтобы помочь дочери построить просторный и комфортный дом. И вынужден был переехать к ней, чтобы помогать по хозяйству. И воспитывать любимого внука. По той же самой причине мужчина наотрез отказался жить в квартире своей гражданской жены. И предложил ей переехать в новый дом — к его дочери. И женщина согласилась — она сильно любила своего мужчину. И готова была разделить с ним его заботы.

«Но жизнь ставила ее женскому счастью новые преграды»,— с грустью продолжала гостья. «Мой брат в тот год женился. И вскоре у него родился первый ребенок — дочь. Мама, особо не посвящая сына в хитросплетения своей личной жизни, разрывалась между двумя домами. И ушла в жизнь семьи сына с головой, помогая молодой семье воспитывать внучку».

«Отец ушел от жены. И почти год слоняется по знакомым»,— ошарашил женщину однажды сын. «Папа никому не нужен, живет сейчас в какой-то сторожке. Он вернется к тебе в квартиру, мама», — предложил сын обескураженной женщине.

И она не колеблясь согласилась. Ведь ни сама себя, ни дети не простили бы ей, если бы отец сгинул в одиночестве.

«И папа вернулся в квартиру к маме»,— продолжала гостья. «Наши родители — любимые и родные — снова оказались под одной крышей. Они жили в разных комнатах. Папа — в телевизоре на диване. А мама — разрываясь между семьей и любимым мужчиной».

Гостья призналась мне, что очень тепло относилась к гражданскому мужу матери. И была ему безгранично благодарна за ее счастливые годы, за ее женское счастье. И за его чуткое и трогательное отношение к ней и к матери.

Шли годы. Каждый жил для своих детей и внуков. И все реже — друг для друга. В те редкие вечера, когда любящие друг друга пожилые люди могли созвониться или увидеться — они были самыми счастливыми людьми.

В тот год мужчине исполнилось восемьдесят четыре года. А через неделю после дня рождения у него случился обширный инсульт.

«Он в реанимации, в коме»,— однажды поздно вечером услышала дочь крики матери в телефоне. Через час они вместе уже мчались в больницу.

По дороге женщина не переставая плакала. Она сокрушалась, что на последней встрече ее любимый мужчина был чем-то сильно расстроен. А она, как обычно занятая своими заботами и мыслями, не уделила ему достаточно внимания.

«Кем вы приходитесь больному?»,— строго спросил охранник на пороге приемного отделения. «Никем»,— после небольшой паузы сквозь слезы ответила женщина. «Не положено»,— сухо ответил сотрудник больницы, захлопнув перед носом дверь.

«Разве так должны были мы проститься?»,— плакала женщина, стоя в обнимку с дочерью в февральской ночи.

Мужчина умер после полуночи — всего в паре сотен метров от любящей его женщины, безмолвно стоявшей все это время внизу перед закрытой наглухо больничной дверью.

«Я еще долго катала маму по городу — ей нельзя было оставаться одной, нужно было выговориться и немного успокоиться»,— завершала свой рассказ гостья. «Ведь дома — в коммунальной квартире — сидел перед телевизором отец. А ему не за чем было ни о чем знать».

Источник

[p.s.]Жизнь плетёт такие кружева, что не каждому писателю под силу придумать подобный сюжет.
Радуешься за женщину, что она все же встретила своего Мужчину. Грустно от того, что лучшие годы прожила с нелюбимым человеком, родила о него детей и заканчивать свою жизнь суждено ей под одной крышей с ним же. Судьба...
Одно успокаивает, что не смотря на то, что дети были рождены в браке не по любви, выросли они порядочными и отзывчивыми по отношению к своим родителям. [/p.s.]


Делай что дОлжно и будь что будет //
 
Пчёлка Воскресенье, 23.09.2018, 12:47 | Сообщение № 54
Долгожитель
Группа: Общительные
Сообщений: 1740
Статус:
Цитата Абориген ()
Жизнь плетёт такие кружева


Со множеством узелков и затяжек, если захочешь распустить и связать по-новой, не получится...


В жизни всё должно быть по порядку
 
Абориген Среда, 28.11.2018, 10:07 | Сообщение № 55
Старейший
Группа: Администратор
Сообщений: 15830
Статус:
Закон Ома (рассказ)

Галина Кирик.

    В этот пионерский лагерь я не хотела ехать. До этого в лагерях я была два раза: после первого класса и после второго. Тогда на территории стояли несколько двухэтажных домиков, в домиках комнаты на три-четыре человека с хорошей мебелью, на каждом этаже туалет и душ. Это в 1946-47 годах! Лагерь тот был от Московского комитета партии, где мама тогда работала. Если девочки в школе рассказывали о жизни в пионерских лагерях, я молчала.

И вот после седьмого класса лагерь от обычной фабрики. Заболела бабушка, меня некуда было девать. Первая смена давно началась (в седьмом классе экзамены в середине июня, последний экзамен — конституция СССР). Мама на машине привезла меня в деревню Ильинский Погост. Спальни были в классах сельской школы. Шестнадцать девочек в спальне, удобства на улице. Маму, как члена райкома партии, на территории которого находилась фабрика, попросили выступить. Мама сказала несколько слов и закончила:

— Ребятки, к борьбе за дело Ленина — Сталина будьте готовы!

Я забралась в машину, разревелась: «увези меня отсюда». Но осталась, постепенно привыкла. Особенно ни с кем не дружила, кроме Оли Лежаковой и Фимки Гинзбурга. С Фимкой мы играли в пять камушков. В мертвый час выносили подушку во двор, клали на стол для пинг-понга и играли. Фимка был старожил лагеря, здоровый, крепкий парень. Может быть, поэтому ко мне никто не приставал, как в первый день, когда получилась вот какая история. Когда мама уехала, и я пришла после обеда в спальню, ко мне подошла девочка Алька и сказала:

— Ты зачем сюда припёрлась, дочка начальничков? — плюнула в лицо. повернулась и пошла к своей кровати. Я подошла сзади, повалила её и несколько раз ударила головой об пол. Мне было страшно. Возникла тишина до конца мёртвого часа. Мне казалось, что все спали, а я лежала и тихо плакала. Больше ничего подобного не случалось.

Не помню ни вожатых, ни кого — либо из взрослых. Помню, что разрешалось ходить в лес и в поле. По вечерам были танцы. Слепой музыкант Василий Трофимович притягивал к себе всё вечернее общество. Василий Трофимович со своим трофейным аккордеоном жил в углу спальни старших мальчишек – отдельной комнатёнки музыканту не полагалось. В семь вечера две старшие девочки заходили за ним и вели его под руки на веранду, где устраивались танцы. Музыкальное воспитание начиналось с бальных танцев. Сначала танцевали «падэспань» и «падэкатр». Между танцами играли в «ручеек». Потом был быстрый ту-степ «девочка Надя».

Ещё через два-три танца шестиклассниц выгоняли. Откуда-то из тёмной улицы подтягивались самые старшие девицы, из восьмого класса. Музыкант получше раскладывал на коленях фиолетовую шёлковую материю, склонял голову к аккордеону. Возникал из сердца, из души любимый хит того времени — танго Петра Лещенко «Тоска по родине». Нам. детям войны, ничего не надо было объяснять. У музыканта уставали и слезились потухшие глаза и девочки промокали их принесёнными заранее белейшими платками. В дверях теснились поварихи и технички. Василию Трофимовичу выжгло глаза в танке под Курском, но мы представляли, что он был ранен где-то под Бухарестом. В песне ведь так поётся:

«Я иду не по нашей земле,
Просыпается серое утро,
Вспоминаешь ли ты обо мне,
Дорогая моя, златокудрая»


Златокудрая – это, конечно, была сама я…

Я как-то привыкла к лагерю. Один раз в неделю ходили в кладовку, где брали свои вещи. У меня в чемодане было много-много ирисок «Золотой ключик», я всем раздавала.

Однажды, когда я сидела на скамейке, ждала своей очереди играть в лапту, ко мне подсел мальчик из нашего отряда и спросил:
— А в Москве где ты живешь?
— В Армянском переулке.
— А я в Старосадском — знаешь, мы рядом живем.
— Конечно, знаю, — сказала я, хотя понятия не имела, где это-Старо-садский переулок.
А тебя как зовут?
— Юра.
И тут я ушла играть в лапту.
Кончилась смена. Я вернулась в Москву, в школу, уже в восьмой класс. После зимних каникул девочка из класса «Б» передала мне привет от своего брата Юры.
— Не знаю никакого Юры, — сказала я.
Оказалось, это Юра из лагеря. Мы действительно жили с ним в соседних переулках, и он видел меня на школьном дворе нашей женской школы, где училась его сестра. Однажды весной, когда сошёл снег, он ждал меня у школы со своим велосипедом. Подошёл, и сказал:
— Привет.
Я с трудом узнала его. Он был худой, черноволосый и длинный.
— Привет,— кивнула я, — дай покататься.
Я каталась по переулкам почти час, а Юра сторожил портфель. Велосипед моя страсть, но мне родители его не покупали, боялись, что буду носиться, где попало – такой уж был бесшабашный характер у их дочки.
Я отдала велосипед, взяла портфель.
— Пока.
— Пока.
Так повторилось ещё два-три раза.

Десятый класс. Кончилась школа. Мне не хватил один балл, чтобы поступить в институт химического машиностроения. Случайно я узнала, что в институт связи на заочное отделение принимают с такой же суммой баллов, какую я «заработала» в химическом институте. Прихожу в институт связи, чтобы сдать документы, а там Юра. У него подобная история.

— Привет, а где твой велосипед?— посмеялась я. Так мы оказались в одном институте. Летом пятьдесят шестого года Хрущёв позвал комсомольцев на целину убирать урожай. Юра и я пристали к студентам института связи. Мы ехали не в плацкартах, а в товарных железных пульманах. На больших станциях нас кормили обедом из солдатских кухонь.

В Свердловске после обеда к нашему поезду, стоявшему на запасных путях, подъехал невзрачный состав из трёх деревянных вагонов с большим количеством антенн на крышах. Из среднего вагона вышел Хрущёв без видимой охраны. Он говорил коротко, видимо устал от забот. Хрущёв сказал, что ему звонил сегодня Микоян, интересовался — успеют ли до дождей убрать на целине урожай? Никита Сергеевич ответил Микояну, что, мол, на студентов одна надежда. Мы заорали в ответ, что, конечно, справимся. В поезде я рассказывала своим новым подружкам о том, что в нашей семье знают историю августа 1914 года, когда по Мясницкой мимо Армянского переулка ехал на молебен в Кремль царь Николай II, и царя видела тогда моя бабушка. – Получается так,— гордо говорила я,— что у нас в семье обязательно встречаются с каким-нибудь царём.

На целине я работала на прицепе комбайна копнильщицей. Осоты от обмолоченного зерна залезали под комбинезон и жутко кололись. По ночам мы гуляли с Юрой. Небо в степи Алтая – чёрный бархат, а звёзды — переливающиеся бриллианты.
Осенью, когда мы вернулись в Москву, заочников за трудовые подвиги перевели на дневное отделение. Учёба на дневном вызвала у меня страшные проблемы. В своей женской школе я учила французский язык. Но здесь, в институте связи, можно было изучать только немецкий или английский. Я выбрала – английский. Непреодолимым мучением стала для меня сдача английских “ тысяч,” то-есть перевод технических текстов. Юра вызвался помогать мне. Он выбрал сборник, где размещался английский текст «Закон Ома» – Лоу Ом. Сначала, чтобы правильно произносить слова, я выучила текст наизусть, как стих, или, как роль. Перевод я надписывала над строчками карандашом. Эта муторная история растянулась на несколько месяцев. Страниц было много, и я решила один и тот же текст сдавать в начале семестра, в середине и в конце. На большее у меня не хватило бы сил. А не сдашь «тысячи» – не допустят к экзаменам.

Преподаватель английского была пожилая добрая женщина. Она заподозрила неладное, стала узнавать знакомый текст, говорила, что так нельзя — приносить одну и ту же статью несколько раз. Но мы с Юрой дружно уверяли её, что в текстах говорится о разных законах электротехники.

— А когда вы перестанете ходить без?…— и старушка назвала фамилию Юры.
— Никогда – очень уверенно ответила я.
— А ты правду сказала, что без меня никогда не будешь ходить? — внимательно посмотрел на меня Юра.
– Правду,— ответила я.

“ Тысячи” я сдала. На пятом курсе мы поженились. И уж больше пятидесяти лет ходим вместе.

Источник

«Я иду не по нашей земле»



Делай что дОлжно и будь что будет //
 
Пчёлка Воскресенье, 02.12.2018, 12:16 | Сообщение № 56
Долгожитель
Группа: Общительные
Сообщений: 1740
Статус:
Цитата Абориген ()
На пятом курсе мы поженились. И уж больше пятидесяти лет ходим вместе.


Очень трогательно и душевно... "ходим по земле вместе..."


В жизни всё должно быть по порядку
 
Абориген Среда, 19.12.2018, 16:53 | Сообщение № 57
Старейший
Группа: Администратор
Сообщений: 15830
Статус:
19 декабря 2018

Никола

АВТОР


Евгений Ройзман
политик

Давным давно, я пытался попасть в одну из старейших старообрядческих часовен. Сколько сил потратил! Ездил я туда, на север, много раз, прежде чем мне удалось познакомиться с наставником. Сначала он разговаривал со мной за оградой и войти не приглашал. Каждый раз, когда мы договаривались с ним встретиться, он, на всякий случай, обставлялся не на шутку, предупреждал родственников, приглашал свидетелей.

Однажды, не так давно, он пожаловался мне:
— Смотри, — говорит, — Женя, нам всем уже далеко за семьдесят, и молодые к нам почти не идут…
Я ему говорю:
— Варфоломеич! Вот ты меня давно знаешь, а несколько лет только из-за ограды со мной разговаривал! Ну как к тебе молодые-то пойдут?!

В часовню он пустил меня только через несколько лет. Увидев такое обилие высококлассных невьянских икон, я был просто потрясен. Я не представлял, что где-то это могло сохраниться в таких объемах.

Но фотографировать Варфоломеич ничего не разрешил. А нормально рассмотреть и запомнить у меня не получилось, потому что свет включить не позволили. Да, похоже, там и нет света, только на кухоньке. Все очень чисто и половики настелены. Только иконы очень старые, закопченные, и потемневшее золото повсюду. Договорились, что я приеду с реставраторами посмотреть. Состыковались еще через пару месяцев. Приехали. Свет не включают, руками трогать не разрешают. Посмотрели с руками за спиной. Вижу, что много подписных и датированных. Я говорю:
– Варфоломеич, разреши отфотографировать.
Строго:
– Нельзя!

А потом, через год, я уговорил Варфоломеича, и мы съездили на Веселые Горы, на могилы Святых отцов. Залезли на скалу, и видели пещеру, где, по преданию, писал иконы знаменитый невьянский иконописец о. Григорий Коскин. Поговорили о вере, и сошлись на том, что несть ни эллина ни иудея, а судить всех будут по делам.

Договорились называть друг друга на «ты». Я уговорил Варфоломеича, чтобы он мне разрешил еще раз приехать и внимательно посмотреть иконы. Обещал подумать. Долго думал, советовался с наиболее авторитетными уральскими часовенными. Кряхтел. Пыхтел. Но пригласил.

И вот, я приезжаю. Осень. Дождь накрапывает. В часовне одно маленькое зарешеченное окошко. Снимаю обувь. Варфоломеич переодевается в кафтан(?), молится. Зажигает несколько свечек, становится вовсе темно. Начинает мне показывать иконы. Осторожно снимает с полочки (иконы только стоят, их не вешают!) и из своих рук дает мне посмотреть. Я жалобно:
– Варфоломеич, но мне же не видно!
– Ничего, я тебе, мил человек, к окошку поднесу.

Меня интересуют подписи на опуши, даты, тыльная сторона иконы – а мне ничего не видно! Глаза устают. А когда еще случай представится. Я уж взмолился:
– Варфоломеич, ты мне глаза высадишь!
А он:
– Устал, мил человек? Ну, давай в следующий раз.

Ага, думаю, знаю я твой следующий раз. До верху не дотягивается, поставил стремянку. (Не совру! Стремянка середины позапрошлого века!) Полез наверх. Трясется все. Снимает икону. Я испугался:
– Эй, Варфоломеич, ты сейчас сверзишься!
А он стоит с иконой:
– Небось!… Ну-ка, держи!
Я только руки протянул, а он:
– Да не икону! Меня держи!
Так ведь и не дал ни разу руками прикоснуться!
Вдруг Варфоломеич говорит тихим голосом:
– Мил человек, залезь на стремянку, посмотри, что там у нас наверху.
Я залез, и, напрягая глаза из последних сил, рассмотрел почти неразличимые сюжеты темных икон.
– Варфоломеич, – спрашиваю, – как вы молитесь, когда не видите, на что молитесь?!
Он лишь плечами пожал:
– Деды молились.
Я говорю:
– Варфоломеич, разреши несколько икон раскрыть. Уберем копоть и грязь, расчистим старую олифу, икона засверкает другими красками!
Он серьезно:
– Нельзя! Такие люди святые на эти иконы молились! Это святость на иконах, намоленность! Это нельзя смывать!
– Нет, — говорю, — Варфоломеич, это копоть и чад с кухни и еще, когда в лампады трансформаторное масло наливают! Смотри, говорю, ты же умываешься, моешься, мочалкой трешься — приятно же чистому. А почему ты думаешь, что иконе неприятно?

Вижу, задумался. И вот, позвонил мне через какое-то время и говорит:
– Я поговорил с отцами, по реставрации обещали подумать, но разрешили, чтобы ты приехал, сфотографировал.

Неслыханная удача. Приехали мы с Андреем – фотографом и в течение шести часов отсняли все. Свет, правда, так включить и не разрешили и в руки взять не позволили. Но я все равно очень доволен, потому что это чудо, что старообрядцы разрешили отфотографировать!

День закончился, вышли мы на улицу. Ночь. Мороз. Снег скрипит и звезды яркие. И мы повезли Варфоломеича домой. По дороге заговорили про Николу Чудотворца. Варфоломеич говорит:
– Ох, я Николу уважаю! Проси Николу – а уж он Спасу скажет. Никола – скорый помощник! Я как что потеряю, сразу Николу прошу – и всегда нахожу!

И вот, мы подъезжаем к дому. Варфоломеич прощается, и к воротам идет. Я начинаю разворачиваться, и вдруг Варфоломеич останавливается,и оборачивается ко мне:
– Подожди, не уезжай, мил человек, я тебе гостинца вынесу.

Подходит к дому, ищет ключ, хлопает себя по карманам, возвращается к машине. И встревожено:
– Мил человек, давай посмотрим, я тут где-то ключ потерял!

Все обыскали! Всю машину перетряхнули, весь снег утоптали, нет ключа! Хоть на улице ночуй! Поехали обратно, Варфоломеич всю дорогу бормочет: «Никола святитель, скорый помощник…».

Подъезжаем. Фотограф остается возле машины, мы с Варфоломеичем идем в часовню. Все перерыли — нет ключа! Зато нашли какую-то маленькую сумочку. Выходим удрученные, Варфоломеич вовсе заскучал. И вдруг, фотограф кричит:
– Петр Варфоломеич, вот, нашел какой-то ключ! Не Ваш?
Варфоломеич обрадовался:
– Мой! А мы вот тут сумочку нашли, не твоя?!
Фотограф аж побледнел, бросился к Варфоломеичу, схватил сумочку и прижал к сердцу…
– Андрюха, что там у тебя?
– Да так, — говорит, — по мелочи: все деньги, паспорт, права и ключи от дома.

Сели в машину довольные, смеемся.
– Вот ведь Никола как все устроил! – задумчиво говорит Варфоломеич, — Ведь если бы я ключ не потерял, то я бы и ваши ключи и документы не нашел!

Я задумался, и вдруг говорю:
– А знаешь что, Варфоломеич, так получилось, потому, что ты, добрая душа, решил нам дать гостинцев в дорогу, а так бы, мы уехали, и ты бы до сих пор искал ключи у своего дома. А мы бы приехали домой через несколько часов, и обнаружили бы, что Андрюха потерял все ключи, деньги и документы.
– И то верно, – сказал Варфоломеич.

Мы снова довезли его до дома, подождали, и он нам вынес две баночки крепких соленых груздей, банку огурцов, и банку моченой брусники. Мы попрощались и поехали домой довольные.

Вот как Никола-то все устроил!

Источник


Делай что дОлжно и будь что будет //
 
Абориген Вторник, 08.01.2019, 19:38 | Сообщение № 58
Старейший
Группа: Администратор
Сообщений: 15830
Статус:
Только что.
8 января. Вечер. Время восьмой час. На улице темно. Фонарь неподалеку.
Стою на балконе.

Из-за угла дома выходят два парнишки лет 9-ти, максимум 10-ти. Разговаривают меж собой. Видимо, репетируют роли колядующих. Тот, что идет справа.
- Коляда, Коляда, отворяйте ворота...
Второй его прерывает
- А если они нам на..й(пик!) не откроют, то мы... (далее неразборчиво).
Первый снова повторяет
- Коляда, Коляда, отворяйте ворота...
.................

[p.s.]К чему это я? Да ... (пик!) его знает... fikznae [/p.s.]


Делай что дОлжно и будь что будет //
 
Галченок Суббота, 12.01.2019, 14:59 | Сообщение № 59
Коренной житель
Группа: Общительные
Сообщений: 1171
Статус:
Абориген, не зная сути колядования, эти пацаны сквернословят на всю улицу.

Светя другим, сгораю сам
 
Абориген Четверг, 14.02.2019, 02:47 | Сообщение № 60
Старейший
Группа: Администратор
Сообщений: 15830
Статус:
Думал, писать или уж не стоит. Решил все же написать. Надеюсь все правильно поймут меня.

Ситуация.

Вчера решили с женой прогуляться. Время, часов семь-восьмой вечера. Уже домой возвращались, когда на площади - возле "Кулинарии" - жена остановилась и смотрит под ноги: "Ключи!".
Глянул, точно, связка из трех ключей и брелка-чипа от подъездной двери. Да, ещё короткая цепочка из 5-6 звеньев зачем-то болтается на кольце. Лежат, затоптанные в снег. Поднял, отряхнул. И что, и чего дальше делать? Огляделся вокруг - никого поблизости из прохожих нет. Хмм..
Пошли дальше. Стал соображать, как найти хозяина и отдать ключи. Зайти в райотдел? Да кто там будет заниматься таким "пустяком"? Утром обратиться в редакцию "Знамя" - пусть дадут объявление. Районную газету много народу читает. Есть шанс, что или сам хозяин, или кто из родственников-знакомых прочтет и подскажет. Отыщется - тогда и объявление оплатит. Логично? Вроде бы да. Ещё и на сайт объявление можно поставить. Вероятность, что увидят/подскажут, увеличивается, но все же, это время-время...

Идем, перебираю разные варианты, а в голове параллельно ещё одна мысль вертится - кто-то сейчас, в эту минуту, лихорадочно роется в карманах в надежде все же отыскать свою связку. Мужик? Женщина? Пацан какой? А может ...бабушка? А может вообще живет одна в квартире? Дети разъехались, вот одна и коротает свои дни. И куда она сейчас? И как потом будет решать вопрос с заменой замков? Это же какой стресс для неё.
Во двор уже зашли, говорю - ты иди, а я вернусь, постою там какое-то время. Вполне возможно, человек, хватившись, что ключей в кармане нет, пойдет обратной дорогой в надежде, что "Вдруг, не в сугроб упали. Вдруг, не затоптали. Вдруг не подняли и не унесли. Вдруг, найдутся мои ключи..."
Жена отвечает: "Пошли дальше гулять." Благо, погода была прекрасная - легкий морозец и тихо.
Обратно шли быстрее. Было опасение разминуться с хозяином ключей - он(она) могли пройти раньше, чем мы окажемся там.

Вернулись. Я остался, а жена решила пока в "Метрополис" за молоком пройти.

Стою, поглядываю на прохожих.
Идет бабуля со стороны райадминистрации. Не спеша идет. Но под ноги не особо смотрит. На всякий случай спрашиваю
- Здравствуйте. Вы, случайно, ничего не потеряли?
- Нет, говорит, я просто тут гуляю.
- Аха, всё нормально. Извините.

Стою. Идет молодая женщина со стороны "Востока". И, как мне показалось, взгляд больше под ноги направлен. Решил просить в том же духе. Мол, случаем, не утеряли ли чего, мадам?
- Да нет, вроде. А сама все же назад голову обернула - вдруг я там чего-то увидел, выпавшее у неё.
- Аха, всё нормально. Извините.

Стою. По пешеходному переходу идет мальчишка, лет 12-13. Идет уверенно, голову высоко держит. Вряд ли так будут искать потерю. Не он.
Пацан дошел до угла "ленинского" газона и остановился. Стоит, по сторонам озирается.
На всякий случай (зачем же я тут стою), решил и его спросить.

- Парень, ты ничего не потерял?
- Потерял. Ключи.

Оп-паааа! ok

- А ну, давай, рассказывай. Какие они, твои ключи? Сколько их?
- А там три ключа на колечке. Один такой с пластмассовой ручкой, второй длинный, а третий там вот такой-разэдакий. А ещё там цепочка.

Ключей действительно три и все под описание подходят.

- А что за цепочка?
- Мммм... Ну не длинная такая...

- Эти?

Достаю связку из кармана.

- Да!

- Держи.
- Да я, видимо, вместе со снежком их бросил. Спасибо!

Стоит, улыбается счастливый.
Хлопнул по спине его - Иди. Да не теряй больше.

Он пошел? Не то слово - вприпрыжку поскакал по переходу. Ну и я за ним следом пошел жене навстречу. Вижу, она уже вышла из магазина. Эх, жаль, не видела она этой сцены. Пока мы встретились, пацан уже завернул за угол "Молочного". Рассказываю ей, как все было. Она, аж руку к груди: "Ой, ну слава богу! Я так рада за этого парнишечку!".
Пошли домой. Довольные? Счастливые! ))


Делай что дОлжно и будь что будет //
 
Форум » Беседка » Посиделки » Истории из жизни (Вот как бывает)
  • Страница 6 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • »
Поиск:
* Форум * Новые сообщения * Поиск * RSS *

Сегодня заходили на форум:  Абориген, МастерВолшебник

Рейтинг@Mail.ru Администрация сайта может не разделять мнения авторов, но всякое мнение имеет право быть услышанным
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт "Катайск - это мой город" обязательна
Copyright kataisk-zayral.ucoz.ru © 2020      Создать бесплатный сайт с uCoz   
Вверх страницы

Вниз страницы